Вторник, 28 Января г. Существовала и как реальная надпись и как фиктивная в сборнике стихов. В европейской литературе Эпитафия появляется как разновидность античной эпиграммы у Симонида Кеосского, 5 в. В новое время реальные Эпитафия, имеющие художественное достоинство, — редкое явление. Ты ушел из жизни слишком рано, нашу боль не выразят слова. Спи, родной, ты наша боль и рана, память о тебе всегда жива. Не высказать горя, не выплакать слез. Ты радость навеки из дома унес.

Стихи Карамзина

Дубовый листок оторвался от ветки родимой И в степь укатился, жестокою бурей гонимый; Засох и увял он от холода, зноя и горя И вот, наконец, докатился до Черного моря. У Черного моря чинара стоит молодая; С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская; На ветвях зеленых качаются райские птицы; Поют они песни про славу морской царь-девицы. И странник прижался у корня чинары высокой; Приюта на время он молит с тоскою глубокой, И так говорит он:

Но я на все без радости смотрел,- Развеселить я горя не Ужели прах навек Я так мечтал, - и вдру страх исчез. Лежать и мне в земле сырой!.

Страху не место в пути, Смелость все стены сломает! Порою в страхе мы находим утешенье, Обоснование придуманных проблем, И крепко держим мы свои ограниченья, Живём мы за армадой толстых стен. И стены страха защищают нас от боли, Что на свободе мы боимся испытать, Мы верим страху, и играем роли, Которые не можем сами выбирать.

Мы смотрим жизнь как фильм, где люди с сильной волей, Свои мечты в реальность могут воплощать, А мы довольствуемся нашей горькой долей, И продолжаем просто наблюдать Но путь такой сулит лишь разочарованье, Настало время жизнь свою менять, Понять урок и принимать те знанья, Что нам судьба опять предложит испытать. А страх всего лишь плод воображенья, Его на веру в лучшее мы будем заменять, И говорить уверенно и думать с восхищеньем, И стены наши сами станут исчезать.

И вот теперь, когда свободен путь до цели, Когда способны крепко на ногах стоять, Пойдём вперёд мы, открывая двери, Мы научились наши страхи побеждать. Да, пусть наш путь окажется не гладок, Преграды все мы уберём любя, Не важно, будет ли финал нам сладок, В пути мы обретаем веру и себя! Партала Ольга Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти.

Стихи Жуковский ПЛЮЩ. (И плющ обвеси, ДРУЖБА, Дружба*)

Использование материалов в не сетевых СМИ бумажные издания, радио, тв , только по письменному разрешению редакции. Техническая поддержка и реклама:

чтоб их укачали, и страх отогнали, и песню допели: – О сердце Я в окна гляжу и держу на ладонях без страха легчайшую горсть никому не обидного праха. О сердце . и ни радость .. И триста лет лежать себе в пыли - и вдруг.

От каждой болезни на свете, Есть средство, а может и нету Коль есть оно, то излечайся, Коль нет то не стоит печалиться. Лишь тот благословенен, И называет каждый день своим, Кто говорит, леея каждый час: На что мне завтра — Бери от жизни все, пока живешь, Пока не станешь прахом и уйдешь, Навек, чтобы лежать под прахом, Без песен, без вины, без радости, без страха….

ЭПИТАФИИ на памятниках

Уже бледнеет день, скрываясь за горою; Шумящие стада толпятся над рекой; Усталый селянин медлительной стопою Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой, В туманном сумраке окрестность исчезает Повсюду тишина; повсюду мертвый сон; Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает, Лишь слышится вдали рогов унылый звон. Лишь дикая сова, таясь под древним сводом Той башни, сетует, внимаема луной, На возмутившего полуночным приходом Под кровом черных сосн и вязов наклоненных, Которые окрест, развесившись, стоят, Здесь праотцы села, в гробах уединенных Навеки затворясь, сном непробудным спят.

Денницы тихий глас, дня юного дыханье, Ни крики петуха, ни звучный гул рогов, Ни ранней ласточки на кровле щебетанье — Ничто не вызовет почивших из гробов. На дымном очаге трескучий огнь, сверкая, Их в зимни вечера не будет веселить, И дети резвые, встречать их выбегая, Не будут с жадностью лобзаний их ловить. Как часто их серпы златую ниву жали И плуг их побеждал упорные поля!

Автор:Вячеслав Прах Крепки без сахара. . Каждая мелочь приносит радость, каждая неудача так и остается неудачей . Одиночества. страха. . и то, что однажды споткнуться – не повод лежать и винить во всем камень.

Чьи тени бродят здесь в ночном сиянье. Твои зубцы приветствую, Ньюстед! Прекрасней ты, чем зданья жизни новой, И своды зал твоих на ярость лет Глядят с презреньем, гордо и сурово. Верны вождям, с крестами на плечах, Здесь не толпятся латники рядами, Не шумят беспечно на пирах, — Бессмертный сонм! Волшебный взор мечты, в дали веков, Увидел бы движенье их дружины, В которой каждый — умереть готов И, как паломник, жаждет Палестины. В тебе скрывались от дневных лучей, Ища спокойствия, сердца больные.

Об.Каста - Песочные люди Время

Да будет воля твоя. Да воздаст Господь за дело твое, И да будет тебе полная награда от Господа Бога, К которому ты пришел, чтобы успокоиться под Его крылами! Дорога в очах Господних смерть святых его Дай ему ей , Боже, грехов отпущение, Дай ему ей вечный покой! Дай силы нам понять Божественный завет — У Бога живы все, а мертвых нет.

Распасться, не оставив праха // Наурну ib.; Так: Временем как океаном Песками глуша, Пропавшего без вести Не скажет душа. 1); (Не одних убийств Бежим, зарываясь в гриву // Дождя!) Не расправы страх, Не.. Цв (П); В ряд Лежат, не жалуются, а ждут Незнаемого. (Меня — сожгут). // Баюкай.

Коль можешь не тужи о времени бегущем Не отягчай души ни прошлым ни грядущим, Сокровища свои потрать, пока ты жив, Ведь всё равно в тот мир предстанешь неимущим или"Трать всё,что получил по милости Творца," Ведь участь ждёт одна глупца и мудреца: Рассыплешься во прах,чтобы лежать под прахом Без Чаши,без Любви,без Песен,без конца Даже дума моя о тебе, словно запах цветка, драгоценна Взор твой,тёмный от нежности, нехотя сводит с ума.

Под твоими босыми ногами ещё не растаяла пена, И улыбкой твоей улыбается радость сама. В том и прелесть летучей любви, что её обаяние кратко Равный срок назначает и счастью она и тоске Час назад я чертил на снегу чьё-то милое имя украдкой, лишь минуту назад о любви я писал на песке. В тополиной аллее беснуются листья в последнем веселье Там влюблённые пары проходят грустны и легки В чаше осени ясной на дне оседает туманное зелье В это зелье, весна,опадут твоих роз лепестки.

И в сердце растрава и дождик с утра Откуда -бы право такая хандра? О,дождик желанный,твой шорох - предлог Душе бесталанной всплакнуть под шумок Откуда ж кручина и сердца вдовство? Хандра без причины и ни от чего Хандра ниоткуда, но та и хандра, Когда не от худа и не от добра. А не за то, что лучше всех она готовит и стирает. Любите женщину за грусть, которую от Вас скрывает. За то, что рядом с нею груз проблем быстрее убывает. Любите женщину за ум, который и велик и скромен.

За детского веселья шум рассветным утром в Вашем доме. Любите женщину за ночь, которую она Вам дарит, И за желание помочь, когда смертельно Вы устали.

Янка Дягилева - Стихи из книги РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

Но зачем вообще, спросите вы, касаться этой неприятной, пугающей темы? Зачем вглядываться в солнце? Почему бы не последовать совету корифея американской психиатрии Адольфа Майера, который еще сто лет назад предупреждал психиатров:

Но это невозможно без заблаговременно купленных мест или поистине огромных трат. Страшно даже думать об этом, но будем.

Ты ушел из жизни слишком рано, нашу боль не выразят слова. Спи, родной, ты наша боль и рана, память о тебе всегда жива. Не высказать горя, не выплакать слез. Ты радость навеки из дома унес. Из жизни ты ушел мгновенно, А боль осталась навсегда. Мы приходим сюда, чтоб цветы положить, Очень трудно, родная, без Тебя нам прожить. Скорбь и печаль твоей утраты, пребудут с нами навсегда.

Природа страха

Но действием ума премудро соглашённых И к благу общества законом обращённых; Театр, где, действуя лишь для себя самих, Невольно действуем для выгоды других; Машина хитрая, чудесное сцепленье Но, несмотря на то, загадка для него! Ничтожный раб её, живущий боязливо. Лишь в обществе ты стал Природы властелин И в первый раз взглянул на небо горделиво, Взглянул и прочитал там славный жребий свой: Быть в мире сем царём, творения главой. Лишь в обществе душа твоя себе сказалась И сердце начало с сердцами говорить; За мыслию одной другая вслед рождалась, Чтоб лествицей уму в познаниях служить.

Без творчества живших в разные века и в далеких друг от друга краях Абу Нуваса и аль-Мутанабби, Клянусь пророком, лучше стать мне прахом! Лишь во хмелю утешен я сполна, И смертны не оскверню я страхом. Куда ни К забору на ночь привяжу собак, Пускай лежат и дремлют вместе с нами.

Твой путь Аще забуду тебя, Иерусалиме, забудь меня, десница моя, прилипни, язык мой, к гортани моей, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалима во главу веселия моего. Псалом Умри - и стань! Гёте 1 …И всё осталось там - за белым-белым, за тем январским ледовитым днём. О, как я жить решилась, как я смела! Ведь мы давно условились: А тот, который с августа запомнил сквозь рупора звеневший голос мой, - зачем-то вдруг нашёл меня и поднял, со снега поднял и привёл домой.

Как в притчах позабытых и священных, пред путником, который изнемог, ты встал передо мною на колено и обувь снял с моих отёкших ног; высокое сложил мне изголовье, чтоб легче сердцу было по ночам, и лёг в ногах, окоченевший сам, и ничего не называл любовью… 2 Я знаю, слишком знаю это зданье.

«Вечный думатель» - Виталий и Павел Левашовы